Мойра ОКей
Это даже "Дерзость", если хотите!
Мойра: Для меня конвент исторических танцев начался... чудесисто.
Поскольку с географией я не дружу, договорилась с Эрис о том, что я доеду сначала до них, а потом уже мы все вместе - до бальной залы. Но я немного подзастряла в пробке - дом Эрис был уже пуст и на вопли домофона не откликался. Прыгнула в метро, логически просчитала, где на траектории начинается финальный отрезок пути, выбралась из подземелья там и попыталась выяснить у предположительно-местного населения, как пройти в библиотеку добраться до нужного места быстро и по возможности дёшево.
Мне посоветовали стоящий в ожидании меня троллейбус, я проконсультировалась с теми, кто уже был внутри...
...И только войдя, обнаружила там Эрис, Аду, Сандру и ещё одну пару, которая, судя по длинным пакетам, сквозь которые местами просвечивала портьерная шторка, направлялась на тот же бал.
Однако, судьба!..

Весь XV-XVI вв. черти-чем сбоку была я. Впрочем, для отмазки у меня была легенда. Типа я статуя Гермионы (Шекспир, "Зимняя сказка" ), стою в углу, никого не трогаю. Вот.

ЯЩщер: Вы не поверите, меня пригласили. Меня пригласили играть Ромео. Кто-нибудь из вас знает меня?
Мойра: Я. Гы-гы-гы.
ЯЩщер: И какой из меня Ромео?

Статуя Гермионы: Вы не похожи на влюблённого, сударь... Назвать ли вам все признаки влюблённости?
Ромео: Я и сам их знаю. Лицо бледное, в глазах огонь, в теле холод, днём спишь, по ночам под чужими окнами гуляешь...
Статуя Гермионы: Тогда, может быть, не стоит так рьяно наворачивать бутерброды с колбасою?

Диалог на балу



Ах да. Что это было, Пух? А ты как думаешь?
Мойра: А ЭТО было представление о том, как дают представления (я вообще подозреваю, что это был совместный бред Розенкранца, Гильденстерна и Стоппарда). Главным зрителем (если не считать леди Сесилию и графа Солсбери :)) была королева. Как сказали, английская. Как мы думаем - Елизавета I. Беда в том, что начали представление тихо, скучковавшись возле сцены и я (как выше сказано, скромно стоящая в углу) не поняла.
ЯЩщер: Я понял - это интервью! И ну давать его, давать... На ГТРК мы с Тибальдом натрепали, к остальным в кадр попопадали.

Меры по подготовке к следующему году как Году Матчасти, необходимо вводить именно за такие балы.

ЯЩщер (это говорится без сарказма): Спасибо, папенька!

Верхом маразма неотыгрыша была сценка за столиком для игры в "Ним".

Мойра: Ну я-то поняла, что со сцены будет виднее и перенесла свой угол туда - в район "четвёртой стены".

При свидетелях и статуе столкнулись Ромео, Джульетта и Тибальд...
МХАТ'овская многозначительная пауза
И ничего!

ЯЩщер: И почти ничего из еды и не дожило до XIX века, поскольку неоптимизированно толпу сгрудили.

Антракт!.. А если вам показалось, что XIX век наступил как-то рановато, то это потому, что у нас хороший инстинкт сохранения... публики. Мы йад отдельно в баночку сцеживаем.
Аффтары! Не проходите мимо!

Татьяна (Я: уже ль та самая?): Что-то бананы какие-то вялые...
Марья Андреевна: Чего же вы хотите? Они ведь здесь с шешнадцотого веку лежат!

Диалог в конце антракта


Пока дебютантки готовились к торжественному выходу, мы вдвоём тоже решили слажать "Полонез". Но тут распорядитель (он же Розенкранц... или Гильденстерн) заявил, что в полонезе участвуют только семьями. Пришлось срочно породниться. К концу полонеза нашлась и общая фамилия.

Мойра: Я отобрала у новоиспечённого братца перо и тут же сдала его напрокат Страннику, в обмен на танец.

Этот танец планировался в конце бала, а в начале устроители ввели нас в заблуждение, предлагая станцевать "Польку-тройку La Troika". Вместо знакомой нам простой и незатейливой беготни это была беготня высокохудожественная и никому, кроме элитарного круга, незнакомая.

Мойра: В перерыве на котильон я заняла облюбованный угол у "четвёртой стены" и внезапно оказалась свидетельницей беседы группы "строгих тётушек". Они обсуждали дебютанток, расставляя на особом листочке чёрточки и крестики. Критике подвергнуто было всё: неприлично тёмное для дебютантки платье, отсутствие перчаток и наличие шляпки, непримерное поведение, размах крыла и размер копыта.
ЯЩщер: Одна из этих "тётушек" внедрилась в наш сет на "Виргинскую кадриль".
"Тётушка" (Я: мне, сопровождая слова соответствующим жестом):
В глаза смотреть!
Про нашу четвёртую пару просто промолчу.
Последовавший за этим "Оксфордский вальс" удивил тем, что он был медленный, что порадовало, хотя эта схема мне всё равно не нравится. Что там дальше? "Гуарача"? В два круга???
Минута молчания по краснорубашечнику (а там и танец окончится)
И тут мы слажали "Нежность". Хорошо так слажали, качественно. Им бы духовых немного добавить ;).
Мойра: Да, и раз уж зашёл разговор, им бы Дениса... Просто на сцене чтоб постоял.
ЯЩщер: Пользуясь паузой в два танца я нашёл себе пару на "Большой фигурный вальс", попутно пообсуждав полтора танца дела Томской губернии. К моему удивлению, я возвратился не до, а во время любимого всей нашей новосибирской группой "Кембриджского вальса". Орги, *ля, пип-бип-пип-пип!!! Это всё что я могу сказать про Вьетнам.

Мойра: мне пришлось не легче. Я во время "Кембриджского" возвращала неожиданно пропавшую память Сандре.
И напоследок, за жизнь... художника. Начала я этот штраусовский сиквенс со Странником, закончила с Сандрой, а по дороге выяснила, что Штраус-отец, оказывается, способен не только на хорошо подготовленную стихотворную импровизацию. Он ещё и танцует! В смысле - хорошо. И подготовленно.

ЯЩщер: Торжественно слажав обещаный БФВ, мы начали прощаться. И прощались танца два. Главное, что мы успели переодеться, и к тому моменту, когда все пошли на нерест в раздевалку, были уже настолько в цивильном, что не попали на общее фото. Вот.

@музыка: Кол Портер "Too darn hot" из "Целуй меня, Кэт!"

@настроение: по камертону, "ля"

@темы: И...раз-два-три!, ТРИ (Театр Ролевых Игр)