13:46 

Neverland? Nevermore!

Мойра ОКей
Это даже "Дерзость", если хотите!

Название: Neverland? Nevermore!
Автор: Мойра О'Кей
Фэндом: Star Trek TOS + мультивёрсные декорации
Рейтинг: G

Дисклеймер: ничего себе, всё людям

Статус: неокончен

От автора: написано на конкурс «Игросказ» (на этом сайте), условия конкурса – использовать несколько заданных… эм… параметров и конкретную финальную фразу.

Кому интересно, вот заданные параметры:
Персонажи: супруги (муж, жена, семья), отряд (армия, гвардия, охрана), нежить (призрак, вампир, зомби), враг, знахарка

Предметы: книга (манускрипт, рукопись), музыкальный инструмент (арфа, лютня, свирель), подарок, корабль (фрегат, ладья, лодка, плот), проём (окно, дверь, вход, выход)

Локации: сокровищница (кладовая, клад), город, горы, лес, лавка (магазин, рынок)

События: ловушка (засада), спор (дискуссия, ссора), встреча, предсказание (пророчество), непогода (буря, шторм, природное явление)

Состояния: уродливый (некрасивый, отталкивающий), долгий (далёкий), счастливый, красивый, коварный (аморальный)

Финальная фраза. А карлик захохотал: "Живо работать, мои слуги!" - и в темноте засвистел его кнут.

…И попробуйте всё это найти в рассказе!:)

- Ко второй звезде справа, а дальше прямо до самого утра! – командует Джим и корабль скользит среди звёзд.

 


Нарушив приказ Звёздного Флота (впрочем, когда это капитан Кёрк подчинялся приказам?), «Энтерпрайз» и его команда летит на поиски приключений, навстречу неизведанному. “To boldly go where no man has gone before” - так написано на мемориальном штурвале.

 

- Рановато нас ещё на берег списывать – усмехается Скотти. И действительно, вшестером угнать (дважды угнать!) флагман Звёздного Флота – это чего-нибудь да стОит!


На обзорном экране появляется аномалия – извивающаяся перламутровая лента пространства, сверкающая от всполохов молний. Похоже на ионный шторм, только очень уж сконцентрированный.

Капитан открывает рот, чтобы отдать приказ о манёвре уклонения, но аномалия, словно услышав его мысли, резко приближается и окутывает корабль, как удав, схвативший жертву.

… Через мгновение они все обнаруживают себя на борту старинной парусной каравеллы, подходящей к незнакомому берегу. Земля встречает их буйством красок – зеленью деревьев, всеми оттенками водной синевы, белизной горных вершин, виднеющихся вдалеке… Над всем этим великолепием сияет нереально огромная и яркая радуга… на которой написано «Нет-и-не-будет»

- Очаровательно, - поднимает бровь мистер Спок.


Дальше события происходят с такой скоростью, словно кто-то быстро-быстро перелистывает страницы книги.

 

Из джунглей выбегает ватага мальчишек – самому старшему не больше пятнадцати. Добежав до линии прибоя, они останавливаются. Их предводитель делает шаг вперёд и кричит нахально:

- Мы – Потерянные Мальчишки, а вы кто? Откуда тут взялись? И почему вы такие… взрослые?

Джим не хочет казаться гордецом и задавакой, но он понятия не имеет, как спустить трап, поэтому отвечает прямо с палубы:

- Я Джеймс Тиберий Кёрк, капитан корабля… - договорить ему не дают.

- Как-как? – прикладывает ладонь к уху нахальный вожак. – Джеймс Хрюк? Или Джеймс Крюк?

Мальчишки тут же начинают носиться по берегу, приплясывая и скандируя: «Джеймс Крюк – пи-рат! Джеймс Крюк – пи-рат!»

- Вот ведь… - проглатывает ругательство Кёрк.

- А сам-то… - язвительно замечает Маккой.

- Боунз, клянусь, я тут ни при чем!

- Ага. Когда на Мелькоте нас чуть не расстреляли выдуманные бандиты – из твоих любимых, между прочим, рассказов про Дикий Запад – ты тоже был ни при чём. Знаешь, Джим, иногда мне кажется, что ты и в Звёздный флот пошёл служить только потому, что в детстве не доиграл в индейцев и пиратов!

- Очень может быть, – петушится капитан. – В детстве я, знаешь ли, играл в космических разведчиков и ромулянских шпионов.

- Так я и знал – ты просто мальчишка! – восклицает доктор. – И почему я только с тобой связался?

- Потому что тебе всё это нравится, разве нет? – спокойно отвечает Джим, и в его глазах загораются весёлые искорки.

На это Маккою нечем возразить, и он заканчивает свою утреннюю ворчательную разминку. Тем более что сегодня он поспорил не со Споком, как обычно, а с капитаном.


Со сложившейся ситуацией нужно что-то делать. Скотти и Чехов вызываются осмотреть корабль и, получив капитанское разрешение, уходят.

Вернувшись, Скотти сообщает безрадостную весть: корабль невозможно сдвинуть с места – двигателям для работы нужен открытый космос.

- Нам бы на орбиту выйти, – тоскливо добавляет инженер.

- Попробуем отрастить крылья, - пытается пошутить Джим. Капитан даже спрашивать боится, во что на этой средневековой каравелле превратились варп-двигатели.

- Тогда нам останется только написать на борту «Летучий Голландец»! – фыркает доктор.

Появляется Чехов, несущий с собой свёрток ткани. Лицо у него при этом такое, словно он нашёл, по меньшей мере, копи царя Соломона.

- Это skatert-samobranka! – торжественно сообщает он и расстилает узорную ткань. На скатерти тут же появляются разнообразнейшие тарелки, чашки, стаканы – само собой, не пустые. Чехов тут же хватает из вазы яблоко и вгрызается в плод.

- Полагаю, джентльмены, - после минутного общего молчания заявляет Спок, - это всего лишь репликатор. - Вулканец уверенно берёт второе яблоко.

- Ну, по крайней мере, от голода мы здесь не умрём, - хмыкает Маккой и берёт третье яблоко.

Джим подозревает: если кто-нибудь ещё захочет высказаться, ему яблок просто не достанется. Поэтому он желает экипажу приятного аппетита и захватывает себе всю вазу.

- Смотрите! – восторженно ахает Ухура, показывая куда-то за борт.

В воде, прозрачной до полной невозможности определить глубину, плещутся русалки.


На залив опускается вечер – такой же нереальный, как и всё остальное.

…Джим догрызает последнее яблоко и, отправившись искать своего старшего помощника, с удивлением находит его вместе с Ухурой в обществе русалок.

Удобно устроившись на камнях, Спок играет на литеретте (и как он только дал себя уговорить?), а Ухура поёт. Подхваченная хором русалок, прекрасная песня заполняет тишину.

- Ты такая красивая! – шепчут русалки Ухуре. Ни разу темнокожих женщин не видели, что ли? Оказывается, ни разу.

- На острове живут только дети, - утверждает одна. – И все – мальчишки.

- А дочь индейского вождя, Тигровая Лилия? – поправляет её вторая.

- Она ведь ушла тропой Маниту, - вспоминает третья, - как и её отец.

- Она не хотела уходить, - говорит ещё одна русалка. – Но она ушла, когда поняла, что выросла. Все потерянные дети уходят отсюда, рано или поздно.

- Все, кроме нас! – русалки смеются, обдают команду корабля брызгами и исчезают в воде.


Наутро к капитану является десяток подростков лет 14 - все до одного в красных рубашках. Один держит в руках спасательный круг с надписью «Испаньола»

- Что это? – интересуется Кёрк.

- Пополнение команды, сэр!

- Учтите, ребята, в случае чего штопать мне вас придётся корабельными канатами, - язвит доктор Маккой. – Я доктор, а не знахарка, я в травках, особенно в местных, не разбираюсь!

- Вот ЭТО что? – Кёрк тыкает пальцем в буквы на круге.

- Название корабля, оно написано у вас на борту, сэр! – выпаливает паренёк.

- Хорошо, хоть не «Мария Целеста» - вздыхает капитан. Тут его посещает озарение.

- Слушайте! – восклицает он, - У нас же есть шаттлы… ну то есть шлюпки, наверное! Мы можем всё обследовать!

Шаттлы… то есть шлюпки, действительно находятся.

Джим хочет подняться на гору – составлять карту острова гораздо удобнее сверху.

- Капитан, вы подвергаете свою жизнь ненужному риску, - заявляет Спок.

- Тебя что, попытка покорить Эль Кэп ничему не научила? – сердится Маккой.

- Приятно сознавать, что хоть в некоторых вопросах у вас двоих одинаковое мнение, - отшучивается Кёрк. И всё равно упрямо стремится к вершине. Как всегда. И взобравшись, наконец, на гору, глядя на остров с высоты птичьего полёта, Джеймс Кёрк чувствует себя счастливым.

Ага, если плыть по реке, вверх по течению, можно добраться и до индейцев – вон там, среди леса, словно маленькие треугольные заплатки, виднеются вигвамы, а если приглядеться, можно заметить и дымок от костров.

…Тут перед капитаном предстаёт призрак – никем другим не может быть этот маленький старикашка, возникший на узкой горной тропинке. У карлика шрам поперёк глаза и татуированная чешуйчатым узором лысина – в общем, довольно отталкивающий тип, впрочем, Джим и не такое видал.

- Собираешься сбежать? – ехидно спрашивает старик безо всяких предисловий. - А хочешь, я подарю тебе весь этот остров? Здесь ведь всё возможно!– по мановению руки карлика внизу открываются великолепные пейзажи.

Джим, глядя на миражи, чувствует себя ребёнком у витрины магазина с рождественскими подарками, но продавцу чудес не доверяет. Ему и его друзьям столько раз предлагали рай по сходной цене… Но им всегда приходилось слишком дорого платить за иллюзорное счастье.

- Весь мир… ага, и коньки впридачу, - бормочет капитан. – Мы их здесь отбросим…

- Что ж, - говорит старик, - иди своей дорогой, но помни - Остров так просто никого не отпускает. Однажды наши волны снова принесут тебя к этим берегам, и ты останешься. Навсегда.

Карлик-призрак исчезает постепенно, как Чеширский Кот, его громкий хохот вызывает небольшой обвал, так что, спускаясь вниз, Джим вспоминает все непереводимые эпитеты, коими мистер Чехов обычно награждал превосходящие силы противника.

О своей странной встрече Джим решает пока никому не рассказывать.


Оставив краснорубашечников на попечение Скотти и Ухуры, Кёрк, Спок и Маккой отправляются с дружеским визитом к индейцам.

Их встречает Шериф ковбойского городка.

- Индейцы нападут в полдень. Но мы опередим их, - любезно сообщает он и въезжает в салун прямо на лошади.

Шерифу лет десять, и у него не хватает двух зубов, в салуне подают только молоко, а лошадь – всего лишь деревянная голова на палке, но это уже подробности.

Вся компания покидает салун через чёрный выход. Свою лошадь шериф привязывает к шаткой ограде. Ведомые шерифом, Кёрк, Спок и Маккой задворками пробираются на окраину городка и входят в лес.

 

Ярко раскрашенный столб – индейский тотем – уже виднеется в просвете между деревьями. Внезапно странный шорох вынуждает шерифа спрятаться за дерево. Увы, уже поздно. Чудо в перьях проносится мимо них и ударяет ладонью о столб с воинственным индейским кличем:

- Чика-чика!

Храбрый шериф хватается за оружие, и через мгновение на поляне образуется куча-мала. Гвалт, визг, повсюду перья – индейцы применяют в бою подушки.

Кёрк, Спок и Маккой наблюдают за дракой из-за дерева.

Шериф схвачен и привязан к тотемному столбу. Из вигвама появляется вождь – полный достоинства, высокий юноша с орлиным профилем. Он небрежно окидывает взглядом шерифа. Тот что-то мычит неразборчиво – рот ему предусмотрительно заткнули тряпкой.

Потом вождь обращает свой царственный взор на взрослых и жестом подзывает их к себе.

- Я Рэйек, - говорит вождь. Он достаёт из-за пояса нож и слегка проводит им по руке. Потом поднимает в приветственном жесте ладонь, по которой стекает зелёноватая капля, и говорит, обращаясь к Споку:

- Моя кровь – твоя кровь… - и помедлив секунду, добавляет:

- Здравствуй… отец.

Спок машинально кивает, ошарашенный репликой. Вождь проводит рукой по своим длинным чёрным волосам, демонстрируя заострённое ухо. Кажется, он не шутит. Да и фамильное сходство сразу становится заметным.

Рэйек немногословен, как и полагается суровому индейскому вождю. Да, именно она. Да, именно тогда. Нет, я не пойду с вами, у меня свой путь. Хау.
Что ж, Генезис забрал сына у одного из них, но подарил дитя другому.
Кёрк делает вид, что принимает приговор судьбы, но не намерен сдаваться.
Капитан решает взять инициативу переговоров в свои руки. И рассказывает о своей встрече в горах.

 

Рэйек даже бровью не ведёт.
- Это Крокодил. - спокойно говорит он. - Дух-антагонист Хранителя Острова. Он здесь заперт.
- А где же Хранитель? - резонно интересуется доктор.
- Питер вырос и улетел... вернее, сначала улетел, а потом вырос. А нового Хранителя Остров пока не нашёл.
- Крокодил, значит... - нервно усмехается Маккой. - Джим, ты ещё скажи спасибо, что он тебе руку не отгрыз! Пират Джеймс Крюк...





 
запись создана: 05.07.2010 в 22:21

@темы: Уголок Первой Строки, Вторая звезда направо..., NCC -1701

URL
Комментарии
2010-11-18 в 16:14 

EtoMaj
Что ж, Генезис забрал сына у одного из них, но подарил дитя другому.

Твою дивизию! Навязчивая идея... спасибо!

     

47 (СОРОК СЕМЬ)

главная